Как бедность меняет наши мозги. Если кратко: все очень плохо!

Результаты научного исследования.

Все мы видели картинку на уроке биологии — человеческий мозг в разрезе, пишет The Atlantic.

Часть в области лба называется префронтальная кора. Она отвечает за решение проблем, постановку целей и выполнение задач и работает в связке с лимбической системой, которая находится ближе к центру мозга. Лимбическая система обрабатывает эмоции и вызывает эмоциональные реакции, частично хранящиеся в долговременной памяти.

Согласно растущему количеству исследований, если человек живёт в бедности, лимбическая система постоянно посылает сообщения страха и стресса в префронтальную кору, что перегружает её способность решать проблемы, ставить цели и выполнять задачи наиболее эффективным образом.

Это происходит со всеми в какой-то момент, независимо от социального класса. Перегрузка может быть вызвана чем угодно, включая чрезмерно напряжённый рабочий день или семейную ситуацию.

Тем не менее люди, живущие в нищете, несут дополнительную нагрузку от постоянного стресса. Они постоянно пытаются свести концы с концами и часто сталкиваются с классовой предвзятостью, которая добавляет дополнительную нагрузку в их повседневную жизнь.

Когда мозг перегружается этими заботами и страхами, остаётся не так много места для других вещей.

Economic Mobility Pathways или EMPath построили свою модель вокруг этих научных данных, о чём компания рассказала в своём отчёте 2014 года «Использование нейробиологии для разработки новых путей выхода из бедности».

Элизабет Бэбкок, президент и главный исполнительный директор EMPath, говорит, что люди, живущие в бедности, часто попадают в порочный круг, когда стресс приводит к плохим решениям, усугубляет другие проблемы и усиливает мысль, что они не могут улучшить свою жизнь:

«Мы пытаемся создать положительные циклы, когда люди делают шаг, и узнают, что могут добиться чего-то, чего они, возможно, и не представляли, у них повышается самооценка».

Действительно, воздействие постоянных стрессов и опасностей бедности фактически изменяет мозг человека.

Эл Рейс, заместитель содиректора Центра развития ребёнка в Гарвардском университете, говорит, что дети, растущие в бедности, страдают вдвойне. Но разделы мозга, о которых идёт речь, известны своей «пластичностью», что означает, что их можно укрепить и улучшить во взрослой жизни.

Стефани Брюк, старший координатор проекта межпоколенческой мобильности, недавно работала с матерью-одиночкой Гиннеллой В. У Гинеллы пятеро детей — четыре девочки и один мальчик, в возрасте от детского сада до колледжа.

За последний год Брюк помогла семье продумать как личные, так и семейные цели. У самого юного, 5-летнего Сайреса, — проблемы со здоровьем, что, вероятно, потребует операции, которую можно отсрочить с помощью определённых упражнений. Врач прописал ему список упражнений, немногие из которых Сайрес может сделать сам.

Брюк создала более простой в использовании план упражнений. Оглядываясь назад, Гинелла думает, что это странно, что она не смогла разбить чересчур сложную задачу на более доступные шаги самостоятельно:

«Я взрослый человек, у меня есть мозг.

В зависимости от того, насколько занят ваш ум или насколько вы заняты своей жизнью, вы склонны видеть вещи чёрными или белыми: “мне нужно сделать это” вместо “если я не сделаю этого, то не смогу достичь своей цели”. Жизнь же имеет гораздо больше оттенков».

В семьях, которые участвовали в проекте, 86% детей продемонстрировали улучшение исполнительной функции, а 86% семей привели свои дела в относительный порядок.

Программа позволяет этим людям понять, что можно добиться изменений

Бэбкок называет эти результаты «поразительными»:

«У нас есть люди, которые благодаря программе преодолели путь от нищеты до заработной платы, которая позволяет кормить семью.

Большинство организаций, работающих с семьями с низким доходом, пытаются вовлечь их в работу. Мы пытаемся не просто дать им работу, но и добиться того, чтобы она позволяла им прокормить семью».

В основе этих результатов лежат научные данные. Наставники EMPath понимают, как работает мозг, а их вмешательства направлены на то, чтобы помочь семьям эффективно перепрограммировать своё поведение.

Говоря о преимуществах для своих детей, Гинелла считает, что постановка семейных целей не просто способствует единству семьи:

«Это позволяет понять, что можно добиться изменений».

Бедность создаёт барьеры для развития чувства контроля над собственной жизнью. И EMPath — организация, которая помогает семьям преодолеть проблемы, возникающие в мозге, для достижения долговременных изменений.

Печально, что в XXI веке бедность до сих пор не искоренена. Но хорошо, что есть такие инициативы!

Никита Скоробогатов